Джернс Алор - Поэты Приамурья

Перейти к контенту

Джернс Алор

Поэзия Амурчан > A-Б
город Белогорск, настала осень
Джернс Алор

Псевдоним - Джернс Алор. Прожил три десятка лет, стихи пишет очень редко, когда душа сказать хочет, да есть в резерве неумолимое время. Себя видит ближе к Белинскому чем к Пушкину.

Ты и Я

Вихрем закружатся чувства минувшие,
В море желаний ветром зовя.
На корабль любви взяв самое лучшее,
Я в парусах, а ты - у руля...

В день по звену своим отношением
Будем ковать чуть свет да заря!
Помнить прошедшее чтоб с наслаждением,
Кольчужною сеткой укроем себя...

Мелкими нитками ткань бархатистую
Рядышком будем шить вместе, любя...
Чтобы осталось вечной и чистою;
Без узелков. Как ты, так и я...

Слова без слов...

Слова без слов... Резиновые чувства
Ты, помню, дарила мне не раз...
И взгляд мой: полный счастья грусти
Уже не тот!... Не тот оттенок глаз.

Зачем же то: на счастье иль беду?
Что вечно рядом жалостно звенит.
Ну да: обижусь... дверь хлопнет... я уйду.
А ты? - Ты только скажешь "Извини"

Хм... "Извини"... Но это разве нужно?
Всей грусти мне не выразить сполна!
Была любовь... Осталась только дружба.
Была мечта. Остались лишь слова...


Запрячу в шапку-неведимку...

Запрячу в шапку-неведимку
Букет прекрасных алых роз.
Пусть буду сам весь в грязи хлипкой,
Но их тебе сейчас донёс.

Букет душистый ароматный,
И в лепестках ещё роса,
И шип один лишь неопрятный,
Нам не попавшись на глаза,

Уколет нас одной иглою,
И счастья пыль коснётся век,
Мы околдуемся любовью:
Теперь мы кровные вовек!

И счастье будет литься песней:
Очень хорошей, пусть земной.
Ты знаешь, вместе интересней
Сидеть под руку под луной.

Выборы

Вечером на улице рядом с моим домом
Рекламу поменяли. На плакат смотрю:
Эта харя мужика мне чуть-чуть знакома:
«Голосуй за номер ЭН!» Выборы идут!

Титул: «Равенство и братство». Где-то слышал это!
А мужик с прищуром смотрит с «чудом» на устах.
А внизу у магазина раздают буклеты.
Их складируют у урны. Рядом. В трех шагах.

А окно мое открыто. Слышу дед Порфирий
Агитирует старушек, тревожит голоса:
«Сан Саныч-то сказал вчера в прямом эфире,
Что он пенсию поднял ровно в два разА!»

Деда Степа отвечает с ухмылкой и издевкой:
«Да разве лозунг это - «Я почищу все!»
Мы вчера подумали и пойдем с свекровкой
За Ваську из вагонного. Авось и пронесет!»

«Мне вчера давали Васькины программки! -
Продолжал Порфирий, поглаживая ус. -
Лживые. Смотри сам: ни стыда, ни рамки.
Даже в самокрутку не пустишь этот груз!»

«Ну а я вчера листовкой разжигала:
Печку засорила... Кто ж он был таков???»
«Ты, наверно, бабка, листовок много клала!»
«Нет, всего лишь семь! Семь на сто листов!»

Ну  вечером буклеты использовали умно:
Для согрева в зимний холод их сожгли бомжи!
Телевизор же трещал упорно, страшно нудно:
«Я один такой на свете! Мой голос все решит!»

Не дожил плакат до утра — написали маты.
Да еще с ошибкой глупой. Я стою смеюсь.
Не бывать стране Великой покуда демократы
Так страдают. Ну а я под матом подпишусь!


Старая кассета

Поставлю старую кассету,
И заиграют те года,
Что канули внезапно в лету,
Ушли в былое навсегда.

Но музыка навеет запах сладкий
Далеких тех, но близких сердцу лет.
И вспомню я. И пророню украдкой
Слезу по тем друзьям, которых нет.

Ведь, с этой музыкой когда-то
Мечтали мы, как будем жить;
И с нею мы, еще ребята,
Учились дружбой дорожить.

Но обошлась сурово с нами
Судьба, сломав мечты все прочь,
И разбросала семенами
По всей земле... Кого - забрала Ночь.

И ты в те времена, быть может,
С той музыкой в ночи бродила,
О будущем мечтала тоже,
А, может, в первый раз любила.

Но вот - щелчок магнитофона,
И песни лет тех отыграли,
А на душе так удивительно спокойно,
И та пора уходит в дали.

И я оставлю ту кассету,
Чтобы во времена те окунуться,
Чтоб вспомнить тех, кого уж нету,
И не забыть, кому не вернуться.


Назад к содержимому