Тамара Жигайлова - Поэты Приамурья

Перейти к контенту

Тамара Жигайлова

Поэзия Амурчан > Ж-З
Лето и Тамара Жигайлова
Тамара Жигайлова

Хочу быть слабой я давно

В любви мне как-то не везло,
Хотя сама любить умела,
Но испытать измены зло
Я в ранней юности успела.

Не те мужчины на пути
Встречались в жизни мне, наверно.
Но как любимого найти,
Чтоб было с ним надёжно , верно?

Чтоб слабой быть и точно знать,
Он за тебя в огонь и в воду.
Об этом можно лишь мечтать,
Мне не дано такое с роду.

Всегда сама, во всём сама,
Мужской не чувствую опоры.
Хочу быть слабой, без ума
Любить и жить в любви без всякой ссоры.

Хочу цветы я получать,
Хоть раз в году, в свой день рожденья
И радость таинства познать
От одного прикосновенья.

Хочу заботы и тепла,
Сама дарить их очень рада.
Лишь этим раньше я жила
И находила в том отраду.

А что сейчас случилось вдруг,
Мне захотелось окунуться
В объятья сильных мужских рук,
От суеты дневной  проснуться.

Не так жила. Любить любила
Не тех мужчин, вот поняла.
Работала, детей растила,
Образованье всем дала.

Хотела быть я всегда сильной,
Не оступиться ни на чём.
В работе часто непосильной
И чтоб достаток нести в дом.

И за себя , и за мужчину
Несу по жизни я ярмо.
И грусти сей ясна причина:
Хочу быть слабой я давно.

Есть дома муж, уж четверть века
Ни пониманья, ни тепла
Не знала я от человека,
С которым рядом прожила.

И оттого вдруг захлестнула
Мечты несбыточной печаль.
Она в глаза мне заглянула,
Открыв мне жизни всей реаль.

Открываю я альбом

Открываю я альбом
Догадайтесь, что же в нём?
Здесь лежат купюры
Для юбиляра Юры.
Эта купюра, чтоб хлебушко ел,
Уж больно он бедный мой похудел.
Эта – на масло и на колбаску,
Чтобы горели от счастья глазки.
Эта – на сладости, вафли Артек,
Чтобы прожил достойно свой век.
Эта – на спиртные напитки,
Чтобы купался в вине и в избытке.
Эта купюра – на запчасти,
Единственное мужское счастье.
Это на перегной и навоз,
Чтобы урожая был целый воз.
Эта – на подарки внукам,
Чтобы не было время для скуки.
Эта купюра на корм для кота,
Что привёз из Поздеевки без хвоста.
Эта – для уплаты налогов купюра,
Заплати и спи спокойно, Юра.
Это – квартплата и свет,
Хотя долгов за это нет.
Эта купюра тебе на кредит,
Который над нами все годы весит.
Эта – на галстук и на трусы,
Чтоб всё было в норме и шло как часы.
Эта купюра пойдёт на ремонт,
Нужен порою душе такой взлёт.
Эта купюра для трёх сыновей,
Если попросят: Ну, папа налей!
Эта для летней поездки в Китай,
Добавишь немножко и ну, улетай!
А эту купюру клади на сберкнижку,
Чтобы на старость купили штанишки.
А эта – для всех твоих сигарет,
Если не хватит, курению – нет!
Есть кое-что ещё тут для аптечки,
Чтобы здоровье не дало осечки.
Эта – на модную шляпу,
Ведь для коллег ты остался ПАПОЙ.
Последняя денежка – на юбилей!
А чтобы водилась, всем, Юра, налей!

Картина на стене

Давно висит картина на стене.
Река. Туман. Деревья лицезрею.
Здесь каждая деталь знакома мне.
Уж восемь лет картину я имею.

Хочу взглянуть по-новому в неё,
Быть может, разгляжу что-то такое
Я необычное, конечно, не моё.
Что не давало автору покоя.

Ведь рисовать её не просто стал.
Она его тогда пленила очень.
Картину он с натуры рисовал,
Она ему являлась в мыслях ночью.

Это как стих, когда его пишу,
Со мною он бывает повсеместно.
Воображаю, мысли ворошу,
Кладу на лист и мыслям моим тесно.

Я не могу на строчку уложить,
Сто раз верчу, подыскивая слово,
Но с этим я уже привыкла жить,
Слагаю слово к слову вновь и снова.

Вот так художник выстрадал её,
Картину, что висит передо мною.
Он мне представил виденье своё
И я в восторге, этого не скрою.

У речки вижу домик небольшой,
Охотничий, быть может, рыбаков,
Куда приходят отдохнуть душой
Иль унести добычу и улов.

Стеной деревья вдоль реки стоят,
Не шелохнутся, замерли на диво.
Кусты сирени из под них глядят
И в речке отражаются игриво.

А там вдали рисунок не простой,
Художник скрыл от глаз красу земную.
Туман над речкой стелится густой
И зазывает в даль меня лесную.

Окутан лес волшебной синевой
И сквозь туман зелёные пробелы.
Я восхищаюсь красотой такой
И этой кистью мастера несмелой.

Талантливо сумел он показать
Всю тайну уголка родного края.
Но я сумела всё же увидать,
Его душа здесь и любовь большая.

Давно висит картина на стене.
Я на неё смотрю теперь в надежде,
Что новое откроет она мне, такое,
Что не видела я прежде.



Назад к содержимому