Шеломихина Елизавета - Поэты Приамурья

Перейти к контенту

Шеломихина Елизавета

Поэзия Амурчан > Ч-Ш-Щ
Скажи сосна: "где мой любимый?"
Апельсина Шилова
Шеломихина Лиза
***************************************

Ярко-желтые фонари

Темной ночью горят огни, Отражаются тенью в окнах , На просторных живых полотнах, Ярко-желтые фонари. Шумный город едва затих , Только ветер свестит, тоскует. Птица в небе крылом рисует, Словно кистью, последний штрих. Здесь спокойно , без суеты. Ощущаешь свою природу И играющую свободу, В  мягком облаке пустоты. Темной ночью горят огни, Успокаивая тревогу, Освещают тебе дорогу Ярко -желтые фонари.


На заре

Милый, помнишь как стынет солнце,ярко-красное, на заре; Но с наружи оно пылает и горит из последних сил. Небо прячет его в просторном и вместительном рукаве, На краях вышивая узоры из небесных, ночных светил. Помнишь,в прямоугольных окнах, приглушенный волшебный свет; Друг за другом тихонько гаснут эти лампочки-светлячки. В темной комнате очень пусто, лишь пространство и черный цвет, Ты и я, мы на самом деле слишком близкие,но ничьи. Помолчим, раставаться сложно, но я знаю, пора идти. Время-ветер закружит в вихре цифры-даты в календаре.Только сердце так быстро бьется, тяжелея в моей груди.Просто помнит,как стынет солнце, ярко-красное, на заре.


Вьются дороги...

Вьются дороги-воздушные змеи. Переплетаясь, сливаясь в одну. Путник за пазухой прячет трофеи ; Храброе сердце и гитары струну , Что обрывалась в минуты молчанья, Громко звенела в последнем бою. Где этот путник летает ночами;;Что засыпает под песню мою. Снятся ему берега и просторы, Шум горной речки и пение птиц. В небе осеннем рисуют узоры. Яркие вспышки пунцовых зарниц. Капли дождя,как волшебная влага, Тихо стекают в ладони ему. Держит свой путь,одинокий бродяга, Перебираясь сквозь холод и тьму. Он в моем сердце, хотя и далекий, В час, когда будет стоять на краю. Я подхвачу его в легком полете, Голосом тихим, ему пропою.                            21.02.2018

Шеломихина Лиза
Заплетает солнце свои лучи, Колосятся косы-златая рожь.Но во мне погасший огонь свечи. Обжигает лезвием острый нож. Я почти не думаю где он там, Только ветер пусть не сбивает с ног. Он теперь спешит ни к моим губам И проходит сотни чужих дорог. Звонокой птичей песней моя душа, Расправляя крылья, взмывает ввысь. И дождем на землю с небес сошла Моя грусть-коварная ,злая  рысь.  Мне не больно,не думаю ни о чем. Но хочу увидеть в прозрачном дне, Как его улыбка сливаясь с лучем Легким,ярким бликом летит ко мне.


слишком больно

У него за спиной два огромных крыла, Он летел на закате в пустой тишине. Только  путь застилала холодная мгла, Но свобода вела его к дальней стране.И ждала в той стране неземная краса,Та что в косы свои заплетала весну.Светло-рыжая нимфа,степная лиса, Наполняла смыслом его пустоту.Он дарил ей сияющих звезд серебро,И учил взлетать высоко к облакам. Даже в лютый мороз становилось тепло, Если он прикасался к горячим губам.Все дороги- пути заплетались в одну, И вели их в долину бескрайних полей. Но одной темной ночью, в сонном бреду, К ней явился заморский колдун-чародей. И с той самой поры загрустила она ,И в плену колдовском все пыталась понять:Толи сердце свое не тому отдала, Толи слишком боялась любовь потерять. Он однажды вернулся,а в доме темно,Только тенью прозрачной гуляет луна. Его нимфа с другим упархнула в окно  И былую любовь навсегда предала. Он сорвал свои крылья и бросил их в печь, Он не спал до рассвета, смотря на угли,Он винил себя в том,что не смог уберечь,  Но с надеждой следил за движеньем двери,И она не вернулась, а время плывет,Только больше других он не может обнять...  Ведь не выживет если кто-то снова уйдет, Потому что он помнит как больно терять
***********************************************
От него ни весточки, ни письма

От него ни весточки ,ни письма, Лишь воспоминанья и в сердце холод. И по поцелуям безумный голод  В вечном состоянии полусна.  Мне уже не трудно жить за стеклом И смотреть сквозь призму,как всё кривится, Как дороги связанные на спицах, Тихо покрываются серебром. Как на землю падают облака, Расползаясь медленно,словно вата. Только солнце скомкано и измято,И его не видно из далека.На губах остался хмельной отвар Из застывших звуков и долгих песен. На мгновенье сладок был и чудесен,Но растаял в воздухе, будто пар. Милый путник,где-то внутри меня Измеряет сердце мое шагами, Обвивает спутанными узлами, И зовёт в неизведанные края,В вечном состоянии полусна, Я бреду за ним,в тот волшебный город, Но очнувшись,вруг ощущаю холод. От него ни весточки, ни письма.


***
Чертова неделя, начинается, льется,но так безумно и долго тянется   Мысли бегут, превращаются в письма , мы ищем важное между строк.Люди ничего не придумали лучше,чем умирать в угаре по пятницам, Перерождаясь в субботу ,и снова, с испугом и страхом смотреть в  потолок .Холодной рукою искать на ощупь, кого-то рядом, в пустой  квартире. Не находить,тяжело вздыхая,накрыться доверху простыней. Мы в этом коконе существуем,в своём уютном,но тесном мире, Свобода зовёт,только там,с наружи, бывает трудней обрести покой.Люди-верблюды везут и тащат,взвалив на плечи тяжёлую ношу,Нередко ломаясь,сбиваясь с ног,друг за другом падают,как домино, Привыкли жить не в реальном мире,а прятаться в будущем или прошлом.В безумной попытке взлететь к вершинам,мы падаем камнем на самое дно, И новая неделя, начинается, льется,но так безумно и долго тянется   Мысли бегут, превращаются в письма , мы ищем важное между строк.Люди ничего не придумали лучше,чем умирать в угаре по пятницам, Перерождаясь в субботу, и снова, с испугом и страхом смотреть в  потолок .

Любовь

Внутри меня люди,  и я становлюсь бездонной. Их солнечный свет питает меня сполна .Любовь бывает лишь честной и безусловной, А если другая,то это совсем не она. Слова здесь пусты и в них не хватает смысла,  Ты только смотри в два омута синих глаз,   Любовью не измеряются дни и числа, Она вне пространства, вне времени,просто в нас.И если вдруг стало невыносимо больно,Теряешь себя в холодной,пустой тишине. Ты поделись с другими своей любовью, И эта любовь вернётся к тебе вдвойне.

Чёртова неделя...

Чертова неделя, начинается, льется,но так безумно и долго тянется   Мысли бегут, превращаются в письма , мы ищем важное между строк.Люди ничего не придумали лучше,чем умирать в угаре по пятницам, Перерождаясь в субботу ,и снова, с испугом и страхом смотреть в  потолок .Холодной рукою искать на ощупь, кого-то рядом, в пустой  квартире. Не находить,тяжело вздыхая,накрыться доверху простыней. Мы в этом коконе существуем,в своём уютном,но тесном мире, Свобода зовёт,только там,с наружи, бывает трудней обрести покой.Люди-верблюды везут и тащат,взвалив на плечи тяжёлую ношу,Нередко ломаясь,сбиваясь с ног,друг за другом падают,как домино, Привыкли жить не в реальном мире,а прятаться в будущем или прошлом.В безумной попытке взлететь к вершинам,мы падаем камнем на самое дно, И новая неделя, начинается, льется,но так безумно и долго тянется   Мысли бегут, превращаются в письма , мы ищем важное между строк.Люди ничего не придумали лучше,чем умирать в угаре по пятницам, Перерождаясь в субботу, и снова, с испугом и страхом смотреть в  потолок .
 

От него ни весточки, ни письма

От него ни весточки ,ни письма, Лишь воспоминанья и в сердце холод. И по поцелуям безумный голод  В вечном состоянии полусна.  Мне уже не трудно жить за стеклом И смотреть сквозь призму,как всё кривится, Как дороги связанные на спицах, Тихо покрываются серебром. Как на землю падают облака, Расползаясь медленно,словно вата. Только солнце скомкано и измято,И его не видно из далека.На губах остался хмельной отвар Из застывших звуков и долгих песен. На мгновенье сладок был и чудесен,Но растаял в воздухе, будто пар. Милый путник,где-то внутри меня Измеряет сердце мое шагами, Обвивает спутанными узлами, И зовёт в неизведанные края,В вечном состоянии полусна, Я бреду за ним,в тот волшебный город, Но очнувшись,вруг ощущаю холод. От него ни весточки, ни письма.

Слишком больно

У него за спиной два огромных крыла, Он летел на закате в пустой тишине. Только  путь застилала холодная мгла, Но свобода вела его к дальней стране.И ждала в той стране неземная краса,Та что в косы свои заплетала весну.Светло-рыжая нимфа,степная лиса, Наполняла смыслом его пустоту.Он дарил ей сияющих звезд серебро,И учил взлетать высоко к облакам. Даже в лютый мороз становилось тепло, Если он прикасался к горячим губам.Все дороги- пути заплетались в одну, И вели их в долину бескрайних полей. Но одной темной ночью, в сонном бреду, К ней явился заморский колдун-чародей. И с той самой поры загрустила она ,И в плену колдовском все пыталась понять:Толи сердце свое не тому отдала, Толи слишком боялась любовь потерять. Он однажды вернулся,а в доме темно,Только тенью прозрачной гуляет луна. Его нимфа с другим упархнула в окно  И былую любовь навсегда предала. Он сорвал свои крылья и бросил их в печь, Он не спал до рассвета, смотря на угли,Он винил себя в том,что не смог уберечь,  Но с надеждой следил за движеньем двери,И она не вернулась, а время плывет,Только больше других он не может обнять...  Ведь не выживет если кто-то снова уйдет, Потому что он помнит как больно терять

Наедине

Не убежать от мыслей в которых топишь себя , Не позвонить, из страха услышать только гудки. Просто застыть, в пустых и холодных днях Ноября, Больше ничем не наполненных, кроме щемящей тоски.Ты вдруг решила всех вычеркнуть и навсегда забыть, Чтобы себя не травить,не мучать и не скучать. Просто уйти ,разорвав тугую и прочную нить.Жаль даже время не может вылечить всю печаль. День здесь едва отличим от другого такого же дня. Вновь обведёшь красным контуром числа в календаре. Не убежать от мыслей в которых топишь себя.Если так часто сама с собою наедине.

Под прицелом...

Молния распарывает небо,Словно грубый шов на тонкой ткани .Ты оторван от земного света,Раненною птицей в караване. Грусть твоя-свинец ,густой осадок.В сердце стержень -тонкая игла,В голове привычный беспорядок,На глазах сплошная пелена. Ты чужак и здесь тебя не примут,Хоть надень на голову колпак.Не ищи весомую причину В хитрых взглядах уличных зевак. В этом мире выживает хищник , В светлых душах рваный огнестрел. Не бывает ни своих ни лишних...Каждый здесь поставлен под прицел.

Мы запомним друг друга...

Здесь такая пронзительно тонкая тишина. Что в висках пульсирует точный и чёткий ритм. Ты давно устал от иллюзий безумного сна, Я устала от сотни ревущих и рвущих рифм. Здесь свои лейтмотивы и выстроен алгоритм.Ты запомнишь меня остатками слов в письме, И безумным вихрем,и падающей листвой. Я тебя,безнодежно тонущем во весне И в мирских утехах,укутанный с головой.Ты уходишь с другими,я только сама с собой.  Слишком долго молчим,не найдя подходящих слов, Будто дикие звери мечемся между стран. Словно нищие бродим у старых чужих дворов. Расплескав весь глубокий внутренний океан.Жаль что в сердце нельзя дополнительный вшить карман.Здесь гудят провода и слышится скрежет рельс.Каждый день со станции в час двадцать пять минут Отправляется рейс,как всегда не хватило мест.Тебя встретит брюнетка с глазами цвета прозрачный пруд. А я еду в вечность,меня ведь нигде не ждут.
Назад к содержимому