Илья Максимов - Поэты Приамурья

Перейти к контенту

Илья Максимов

Поэзия Амурчан > Л-М
При очках и в шляпе
Илья Максимов

Под куполом неба
Вот желтый жонглер на длинных ходулях
под куполом неба кричащие рты
кидает и ловит. Из облачных ульев,
роясь, вылетают оркестра цветы.

И грустный пьеро рукавами цунами
стирает историю тысячи глаз.
Они среди нас, циркачи между нами
срывают оваций глобальный экстаз!

В заоблачном цирке - свои примадонны.
Трапеции солнца несут их в эфир.
Здесь линии льются и клоуны томны.
Хохочет хоралом архангелов клир.

На радуге сердца живого в канкане
заходится Ева - звезда шапито.
Вы видите ноги, но тело в тумане,
а есть ли оно, вам не скажет никто.

Синеет арена, и белые кони
по кругу бегут серпантинами лент.
И счастье со скидкой зажато в ладони,
и в райские кущи есть абонемент.

Танцуют уроды и прыгают тигры,
по нациям щелкает яростный кнут.
Под куполом неба - извечные игры,
чьи зрители ждут водородный салют.

окно в зеркале
Зеркало треснуло - кровь по стеклу.
Кончики пальцев ранит мне сеть
ломаных линий. Хрупкую мглу,
взгляда иглу встретить успеть.

Черное дерево руслами вен
небо покрыло. Розгами рук
мы вынимаем камни из стен,
их монотонный слушая стук.

Страха угла затяжной поворот.
Город безликий в снежной фате
в такт зеркалам разевает свой рот
в серой, сырой, густой немоте.

Жанна
У дверей - грех лежит.
На душе - черный крест.
И костюм уже сшит,
и заказан оркестр.

В изголовье свинцом -
изваянье судьбы
смотрит стертым лицом
предпоследней главы.

О Руан, ты всегда
в ожиданье костра!
Закипает вода,
бритва ночи остра.

На пороге - любовь
искупает наш грех.
Испаряется кровь,
Жанна плачет за всех.

Вместилище ада в моем уголке
Вместилище ада в моем уголке
ползёт по руке и таится в строке,
выходит из мороси, входит в туман,
стекает отравой в дрожащий стакан,

в истерике снежной исходит на вой
да бьётся в окно обреченной пчелой
в гудении жарком свинцовых минут,
и пряник во рту превращается в кнут,

что жалит гортань тошнотворной змеёй.
Нам шьёт злое дело безумный портной.
Уходит под утро душа налегке.
Вместилище ада в моем уголке.

Каллисто
Ты мне снишься Каллисто.
Ты входишь хрустальной походкой.
Твои локоны близко,
и исполнены грацией кроткой

переливы твоих
изумленных и робких движений.
Зачарован и тих
умолкает во мраке мой гений.

Ты не тронешь меня
на изломе растеряной ночи
лихорадкой огня.
И твой профиль пронзительно точен.

Будто арфы струна
недоступна волнению пальцев.
Ты - моя тишина,
утешенье уснувших страдальцев.

Ослепительно чисто
отражение встречи короткой.
Ты мне снилась Каллисто,
уходя предрассветной походкой.


Назад к содержимому