Станислав Сахончик - Поэты Приамурья

Перейти к контенту

Станислав Сахончик

Поэзия Амурчан > С-Т
Сахончик с женой
Станислав Сахончик

Родился в 1949г,врач по образованию,в прошлом моряк. Ныне эксперт-эколог.Живу в Благовещенске.


Укрепрайон Котон
Начало восьмидесятых
Студенческий стройотряд
На севере Сахалина
Парни на бревнах сидят
С краю лесной деляны
Лопатой копнув земли
Пулей пробитый череп
Ребята случайно нашли
Сразу утихло веселье
Зловеще висит тишина
Пустыми глазницами черепа
На нас посмотрела война
Сразу вдруг стало понятно
Откуда здесь эти бугры-
Это траншеи и дзоты
Далекой военной поры
Рухнули стены дзотов
Истлел блиндажей накат
Гильзы позеленевшие
Грудами в ямах лежат
Ржавый  ствол пулеметный
Покрылся на метр землей-
Здесь в августе сорок пятого
Кипел рукопашный бой
Гортанные крики японцев
Тяжелый российский мат
Штыками дрались на брустверах
Два батальона солдат
Был залит солдатской кровью
Сопки зеленый склон
Дорого нашим дался
Укрепрайон «Котон»
На обелисках у Рощино-
Сотни солдатских имен
В тяжелых боях на границе
Пал не один батальон
Собрали убитых в траншеях
Вытерли слезы стрелки
И поредевшим строем
Дальше пошли полки
Повисла над полем битвы
Мертвая тишина
Дальше на юг Сахалина
Ушла большая война
Дикой зарос тайгою
Разбитый укрепрайон
Прокляли местные жители
Японское слово «Котон»
Нам рассказал, подвыпив,
Местный кореец Хван
Что каждое лето в августе
Там странный клубится туман
А иногда ночами
При бледном свете луны
Идут в штыковую призраки
Солдаты прошедшей войны
Мелькают в тумане тени
Беззвучно кричат «ура»
И все исчезает внезапно
При приближеньи утра
По   тишине таежной
Протяжный разносится стон
Проклятое это место
Укрепрайон «Котон»
Мрачная эта легенда
Помнится мне с тех времен
Погибшим солдатам- память
Живым - поясной поклон

Здравствуй, океан
Мы не просто идем
Посмотреть на заморские дали
Нас послала Россия
Боевой обеспечивать флот
И не скоро еще
Мы увидим  приморские  сопки
И не скоро закончится
Этот  нелегкий поход
Все пока впереди
Солнце прямо в зените
И Малаккский пролив
Зеленеет с обоих сторон
Андаманское море
Уже разрезает форштевень
Белой чайкою вьется
За нашей кормой "Орион"
Принайтовлены бочки
Протянут над палубой леер
Все задраивши наглухо
Медленно входим в туман
И волною в скулу
Поприветствовал танкер
Наш старинный знакомый
Индийский седой океан

Памяти брата
Ушел Вадим…
Как все ушли родные
Предстал пред Богом
В отведенный час
Прервалась нить
Идущая из детства
Та нить, что в жизни
Долго связывала нас

Так вышло - я не шел за гробом
Не видел помертвелого лица
Он в памяти моей живым остался
Таким и буду помнить до конца

Я жил вдали
Хоть виделись мы редко
Но знал я, что на свете не один
Есть братское плечо, душа родная
Немногословный, добрый брат Вадим

Ушла родня,  ушли отец и мать…
Господь меня хранил-
Я никого из них не видел мертвым
Лишь с грустью постоял у их могил

Они ушли…
Придет когда-то мой черед
Шагну я в бездну вечности без страха
Лишь только призовет меня Господь
В костюме новом, с белою рубахой.

Ветер с Дахлака
Мне по ночам все чаще снится
И не избавиться никак
Далекий остров в Красном море
Со странным именем - Дахлак

Казалось, что в нем - голый остров
Песок и пальмы да вода
Но памяти ночной причуды
Ведут меня опять  туда

Туда, где русские матросы
Несли суровой службы груз
В те времена так было надо
Была  держава, был Союз

Там чернокожие солдаты,
Зенитный чистя автомат
В певучий свой язык вплетали
Такой родной российский мат

Как заклинания звучали
Нам непонятные слова:
Массауа, Аддис-Абеба
Ассаб и Дыре – Дауа

Там бунтовала Эритрея
И по ночам, презревши рок
На утлых шхунах шли повстанцы
Везли оружье на восток

И часто взрыв во мраке ночи
Им ставил крест в конце пути
Дуэли в море скоротечны –
Здесь может лишь один уйти

И с закопченными стволами
Шли в базу с раннего утра
Порой с пробитыми бортами
Сторожевые катера
А на шкафутах под брезентом
Лежали мертвые тела…
Сейчас о том никто не помнит
Была война - она прошла

Исчез Союз….
Песок заносит
Ушедших моряков следы
По пирсам одиноко бродят
Верблюды в поисках еды

Лишь змеи спят в разбитом доте
Клубком  в прищуре амбразур
Заплыли брустверы окопов
И никогда морской пехоте
Не встать на вышках в караул

Лишь изредка в своих рассказах
Бывалый помянет моряк:
«Была, браток, такая база
Со странным именем  - « Дахлак»

В небытие ушли те годы
Лишь иногда,  издалека,
Ворвется в душу свежий ветер
Соленый ветер с Дахлака
*
Лишь только мысль теперь меня уносит
За семь морей, и за десятки лет…
И  снова якорь танкера  грохочет
На рейде бухты Габбет – мус - Нефет

И вновь встают перед глазами
Давно ушедшие друзья
Индийский  океан под нами
Штормтрап пружинит под ногами.

Амурским казакам начала 90-х
         
Нас так мало осталось
Из тех, кто был первым
Кто казачьи знамена
Поднял несмотря ни на что
Кто прошел через те девяностые годы
Когда в смуте времен
Трудно было узнать, кто есть кто

Нас не поняли многие, не все поддержали
И глумливо смотрели на желтый казачий лампас
Сколько  планов утоплено в море бумажном
Сколько горечи в сердце скопилось у нас

Вот уже сколько лет
Прорубаемся мы через косность
Те, кто духом ослабли
Давно не в казачьем строю
Равнодушье властей
Убивает сегодня страшнее
Чем  в гражданскую пули
В открытом и честном бою

Десять лет мы воюем
С враждебным своим окруженьем
Десять лет мы в бою
Но не ради наград и чинов
Нам наградою будет
Если нас упомянут потомки
На безмолвной поверке
Среди канувших в вечность
Амурских казачьих полков

Нам пока еще рано
Шашки вкладывать в ножны
Есть и сильные руки, и ясность в  казачьих умах
Еще живы надежды, что вспомнит Россия
О далеких амурских своих казаках

Давайте скорее домой
Я на пирсе сижу,
океан плещет в древние сваи
Ненавязчиво брызжет
Зеленой прозрачной волной
Краб песчаный бежит
Без оглядки в волну удирая
Красота, безмятежность…
И вдруг так безумно
Захотелось сейчас же
Вернуться хоть на день домой

Там, где Вятка течет
По зеленым лесистым увалам
Где спокойно и просто
Живет наш российский народ
Там, где ждет меня милая, добрая мама
И родня уважительно
Руку при встрече пожмет.

Где родные березки
В зеленом весеннем наряде
Выбегают на берег
Веселой, курчавой гурьбой…
Ну а здесь лишь торчат
Одиноко облезлые пальмы
Сколько можно? Давайте скорее домой!

Ведь уже скоро год
Нас по белому свету мотает
Все устали - и люди,
и даже бездушный металл
И шпангоуты видно,
Как ребра у загнанной клячи
По бортам парохода
Что домом надолго нам стал Все прочитаны книги
Просмотрены все кинофильмы
И тоска поселилась
На обветренных лицах парней
Стих старпом,
Капитанского рыка давно уж не слышно
Даже тропиков краски
Стали как-то намного бледней

Ждем приказа на днях
На Сокотре сойдемся в эскадру
Пара месяцев хода,
С  учениями и со стрельбой
Сквозь жестокие штормы и бури
Через два океана
Несмотря ни на что
Мы вернемся живыми домой!

Так бывало не раз,
И, конечно, не раз еще будет
Звуки встречного марша
Разнесутся по бухте Улисс…

А пока я тихонько
На пирсе сижу эфиопском
И душевный барометр
Стремительно падает вниз.

Прощание с флотом
Медные горнов  звуки
Несутся над бухтой Улисс
Матросов проворные руки
Флаги спускают вниз

Лучи заходящего солнца
Бросают косую тень
Недвижны судов форштевни
Закончен рабочий день

На опустевшем пирсе
Стою - чемодан у ног
Простите меня , ребята-
Я просто уже не смог

Скрылись за мысом мачты
Растаял знакомый дымок
Бухту покинул танкер
Курсом на Ближний Восток

Лежит в чемодане тельняшка
В кармане - на поезд билет
На танкере «Колечицкий»
Меня уже в списках нет

Горна печальная песня
Над гладью залива плывет
Курс мой лежит в неизвестность
Прощай, вспомогательный флот

Больше не  держат швартовы
К морю возврата уж нет
И жизнь разделил на две части
Белый кильватерный след!



Назад к содержимому