Сергей Сесарев - Поэты Приамурья

Перейти к контенту

Сергей Сесарев

Поэзия Амурчан > С-Т
Осень в забытом лесу
Сергей Сесарев

Облака

Куда несетесь, облака?
Мечты вы, что порвали сбрую
И, охватив под шею бурю,
Прижали молний стремена.

Плащи стремительных гетайров,
Скрывая плечи седоков,
Тенями плещут с их боков,
Пробиты звездным залпом дальним.

Нам слышен рокот этой лавы,
Когда сквозь нервы тяжкий гром
Проносит темным скакуном
Мгновенья вспышек, мощи, славы.

А дальше тот полет беззвучен,
Один их абрис - но опять
В молчании манит стоять,
И вслушиваться в ветер учит...

Где ваша пристань, облака?
Куда ведет вас чувство дома?
Загадочно, но так знакомо
Стремление в ту высь, туда...

Чистый лист

Мой белый лист, прими слова!
Ты переводчик ощущений,
Минут открытий и забвений,
Хранитель снов, их колдовства...

Мой чистый лист, ты мой советчик,
Когда ни брань и ни хвала
В бессилии пустом слова
Найти не могут в своей речи.

Один ты в этот миг мой суд,
Один даешь простор открытья,
Лишь по тебе смогу проплыть я,
Найдя проход - туда, где ждут.

В тебе упреков нет и славы,
Озлобленных обманных фраз,
Нет чуждых мыслей, лживых глаз,
Которые всегда бессменно правы.

Ты зеркало моей души,
И потому с тобой так просто.
Ты часть меня, ты тот же ростом,
И возрастом мы так близки.

Услышь слова мои, мой друг,
Не осуди, прими, исправь их,
Пока осознаны лишь нами
И не задели чей-то слух.

Ты молчалив, и в этом прав ты:
Пусть скажут чувства вместо нас,
Чтоб плен пустых ненужных фраз
Не спутать нам с рожденьем правды.

...Уже не бел ты. Простота
Отменена нашей беседой.
Я благодарен. После, следом -
Вдох новый, с чистого листа.

Храни меня

Храни меня, ночная тьма,
Когда камин еще теплится.
Минуты тихо льются. Лица
Изменят всполохи огня.

Зеркальное стекло окна
Ладонь остудит. Тихий омут
Как тушью суету омоет,
Даря свободу до прихода дня.

Мне нравится смотреть в твои глаза,
Ты бархатная до беззвучья птица.
Я чувствую, и это мне не снится –
Живительна твоих желаний глубина.

Белеет лист в окружности торшера.
И мысли чистота, обычная в твой долгий час,
Даёт испить нежданный вкус, окрас
Затасканной под светом солнца веры.

Одна ты. Может, ты моя семья?
С тобой спокойно и легко иметь общенье.
Вот чернота уходит, превращаясь в тени…
Храни меня, ночная тьма.

Дорога домой

Бывает так. Спешит дорога,
Привычный выбранный маршрут.
Вот косогор, за поворотом
Вдоль речки, пруд – и кончен путь.

Там теплый дом, порог знакомый,
Уютный запах, смысла суть…
Но что-то происходит снова,
И вновь приходится свернуть.

Ты понимаешь, что успеешь,
Что дом дождется, сохранит…
И всё же с болью в это веришь,
Избрав обход, хоть путь открыт.

Опять тяжелые заботы,
Привычный груз нежданных дел,
Надежды дарит, не подводит
Лишь дом, конечный твой предел.

За поворот, чуть-чуть, немного,
Там всё родное, мир и свет.
И вновь бежит твоя дорога
В мечтах, когда и сил уж нет…

Двое пред солнцем

Боже, какое ослепительное солнце!..
Камень перед лицом мертвенно холоден и влажен, как лед. Осколки очков после страшного удара вонзились в щеки и брови, кровь заливает глаза.
Солнце слепит и давит как злой, далекий и насмешливый рок.
Я не вижу, не вижу ничего. На ощупь пытаюсь дотянуться до вбитого где-то справа карабина, чтоб зацепиться страховкой.
- Серега, страхуйся, страхуйся же ты!
- Сашка, я не вижу ни хрена!
Веревка дернулась, и еще раз, уже резко и надрывно. Верхнего зацепа уже нет, я вишу на Сашкиной поддержке.
Быстрее, быстрее, где же ты, карабин. Я ж успел тебя вогнать в щель. Не вижу…
Сашка стонет, как раненый волк. Я неподъемный груз для него.
Веревка гудит в безумном напряжении. Я чувствую кожей, что дотянуться до карабина уже не судьба – я медленно ползу вверх, к козырьку.
Сашка с рычащим стоном тянет, тянет на себя…
Завис на пару долгих секунд. Он теряет силы, веревка скользит вниз.
- Сашка, всё, хватит. Вернешься ты. Держись там, я срежу.
- Серегааааа, нееееет… Аааааа… не сметь…
Он захлебывается в стоне и душащем выдохе. Резкий рывок.
Я бросаю руку с ножом вверх, к веревке, кисть неожиданно наталкивается на козырек.
Тот, где хрипит от напряжения и боли Сашка.
- Не см…ееть… Серрр…гаа…. ааааааа.
Разжимаю кулак и цепляюсь за острый и обжигающий холодом край скалы.
Нож выпал. Пути назад нет.
Чувствую, как Сашка захлебывается в спазме. Веревка толчками тянет вверх.
Резкие вспышки света в глазах – и снова мрак. Еще одна вспышка – пред глазами розовый кровяной туман.
Локти на козырьке. Веревка резко ослабла и теперь безжизненно висит. Сашка вдруг стих.
Собираю силы, все, последние, и те, которых уже нет. Концентрируюсь.
Бросаю ногу наугад вверх. Только один шанс у меня. Осталось лишь несколько секунд, и я соскользну.
Получилось перекинуться на поверхность. Получилось.
Бросаю тело вперед, к Сашкиной ноге.
Вспышки, вспышки света. Туман, красный и розовый, и в нем Сашкино лицо.
Неузнаваемое. Это Сашка? Ужасающая гримаса боли и нечеловеческого усилия.
- Ты видишь меня, Сашка? Сашка, Сашкаааааа!
Чья кровь на руке? Или это не кровь? Почти не вижу я ничего.
Вспышка. Кровь фонтаном вырывается из Сашкиного рта. Беззвучно.
Темнота. Он мокрый, мокрое лицо у него.
- Сашка. Сашка. Саш…ка…
Снова слепящий всплеск света. Розовый снег уже не тает на его лице.
Звенит солнце. Там, в дали, недоступной для моей ненависти.
Я теперь за двоих. Он всё отдал мне. Он мне сказал: «Не сметь!»
Солнце, ты теперь имеешь дело с обоими, слепя меня одного.



Назад к содержимому