Воронцова Тамара - Поэты Приамурья

Перейти к контенту

Воронцова Тамара

Поэзия Амурчан > В-Г
Пришла зима, снег идёт.
Тамара Воронцова
********************


Легкое пейзажное

Был февраль и вышел весь,
При прощании не плакал -
Обошёлся без словес,
Без чернил и Пастернака...
Стаял выболевший снег
С орфографией пернатых,
И чернеют в стороне
От большой дороги хаты.
Ветер – фокусник и плут –
Пузыри гоняет в лужах,
Быть весеннему теплу -
Зимний численник контужен.
Межсезонье, выбор смен,
Трансформация, починка...
Ждёт желанных перемен
Терпеливая глубинка.
По утрам ещё ледок,
Но разбужена землица,
И глубокое гнездо
Вьёт саврасовская птица.
********
Встреча

Февраль в сантиментах. Притих.
Сюжет не по циклу  Вивальди…
Отсвет фонарей городских -
Блинами на мокром  асфальте.
За нами по улице, вслед
Плетётся присяжная  память ,
Готовая  на дефиле
В обнимку с былыми деньками,
Когда  бесконечен был век,
У времени не было власти
И в пику соседской   молве
В квартире буянило  счастье…
О,  сколько сошло  февралей
Заснеженных, смежных с утратой!...
И  нынешний  -  навеселе,
А  смотрит  на нас  виновато,
Как будто  весомый был вклад
Его -  в то, что мы одиноки,
Как будто свиданию рад,
Но стелется холодом в ноги…

********
От февраля

За окнами стыло. Картина
Невзрачна , сонливо село,
И мягким глотком капучино
Домашнее ловишь тепло...
Февральские тезисы. Смят и
Подмочен зимы гобелен -
Чернеют неровные пятна
Проталиной в снежной золе.
Промозгло и зябко. Простуда.
Сугроб наносной под столбом
Застыл и сидит, словно Будда
В раздумьях у дерева бо...,
Весь опыт его – дух метельный
И снега стихийный транзит...
До робкой весенней капели
Не раз ещё ветер съязвит,
Гоняя по улицам стужу
Под флагом шальных непогод,
Но первую корочку лужи
Уже раздавил пешеход.


Астрофобия

Я живу на первом,
Я всегда в начале
Входа, года, повести, строки...
Время здесь в резерве,
И в своём портале
Я - не слабый базис у стропил.
Но когда на кромках
Крыш многоэтажек
Будет балансировать луна ,
Сон тревожный скомкав,
Выберусь отважно
Вслед за ней на пробный променад:
Макрокосма выпад,
Вспышки тел небесных,
Вечности мистический гипноз,
Звёзд колючих выпас
В преисподней бездны,
Чёрных дыр незримый перекос…
Мрачноваты краски,
Напряжённы нервы,
Что-то вражье грезится в ковше...
Ретируюсь наспех -
Всё-таки, на первом
Безопасней дышится душе.


Зимнее

Зима в зените. Запредельный холод.
Низины улиц - лежбище тумана.
В условном наклонении глагола
Частица «бы» фактически обманна:
Вот, если б , да кабы
покинуть угол
И в тёплые податься бы широты
И нежиться под прелестями юга,
И поглощать фруктовые щедроты…
Ах, если бы...
но подвернулся случай,
увы, иным, а нам – пока молиться,
Дышать невольно воздухом колючим
И от укусов стужи прятать лица…
Под вечер греться чаем с разговором
И наблюдать,
как мёрзлое светило,
Минуя гребни набожных соборов,
Спешит скатиться в лето, ближе к Нилу.
25.01.18


Молчание рыб

Дверь скрипит. На пороге стоит треска...."
( И.А.Бродский )

У нас не треска...чаще - мелкий карась,
Может статься, явится краснопёрка
Желтоглазая , с жалобами на власть.
Пожалеешь, путь покажешь к Нью-Йорку:
Поймёт, уплывёт, наполняя пузырь...
За домами - пустырь,
В окно виден только его лунный край,
С нависающим молчанием рыбьим.
Выше висит( если всмотреться) рай,
Присматриваешься иногда... либо
Трезво смотришь на то, что вокруг
И - как сужается круг...
Оттого тискаешь глагол -
Жадный он до строки , где пустоты,
Воюешь с ним, прячешь подальше в стол,
Читаешь вслух чужие стихи до зевоты,
Воспринимая их границы и ритм
Лишь вереницей рифм.
Следом тянется унылая нить
Прозы по изгибам и складкам
Изнанки жизни , её не прикрыть -
Намертво прикипает к сетчатке.
Мысли иные пускаешь под нож,
Не изрекая в ложь,
Или - в метафоры все подряд -
Пытливые легко с них снимают маски,
А ты продолжаешь жить наугад,
Слепо верить во взрослые сказки,
Не замечая, как рыба твой дом
Пробует плавником...
12.03.11


Обновление

Год удалится спокойно, без паники,
В ночь пересменки столкнётся с коллегой
И в лабиринтах угодливой памяти
Где-то заляжет немым имяреком.
Станет январь обживаться в кинетике
Новым витком ежегодного круга,
Время проявит способности медика
На удивление старым недугам -
Всё, что отмечено болью и клятвами,
Угомонится, подёрнется тленом…
Можно потом у былого разглядывать
Переплетенье своих переменных -
Спазмы стыда и желаний неистовых,
Тромбы обид и абсурды молчаний…
С лёгкой улыбкой архив перелистывать
И возвышаться над всем беспечально.
Робкой зиме наконец-то поверится,
Что ей доверена роль режиссёра -
Небо к живущим повёрнуто реверсом,
Стало быть, снегом порадует скоро...
12.01.18


Из цикла Мои бессонницы

Сумрак пальпирует сонные души,
Снегом транзитным окно заштриховано
И потаённо позёмкою кружат
Неуловимые знаки Верховного.

Ночь оседает...Почти невесомо
Время порхает мохнатыми хлопьями,
Медленный ветер гуляет вдоль дома,
Светлой тоскою наполненный допьяна.

Кутаясь в плед тишины колыбельной,
Сладко любовью болеть безголосою
Без докторов и родни канительной,
Наперебой пристающих с расспросами.

А за окошком луна - флегматична,
Но серебрит околоток с усердием
И, зависая , вдыхает привычно
Запахи бездны, зимы и бессмертия...
03.01.18

Из сельского

Сгущался серый воздух над селом -
Снег ожидался с северо-востока…
Соседский пёс метался мимо окон
И сипло тявкал где-то за углом.
Щетинился соломенным зверьком
Подщипанный стожок на стоговище
И слабый ветер, словно жалкий нищий,
Слонялся вдалеке - за ивняком...
Покачивались ветки старых слив,
Усыпанные стайкой воробьиной,
Дымок печной спускался вниз, в лощину,
И день был непривычно молчалив…
И в этом ожидании глухом,
В томительной и мелкой канители
Несмело  хлопья первые летели,
Ведомые небесным пастухом…
*******************
Время

Жизнь азов набралась и кружит, канителится,
Но служитель исхода всегда начеку…
Время – грубая власть, на невидимой мельнице
Отгулявшие годы стирает в муку –

Под его жернова заметает Вселенная
Проходной разновес - эры, фазы, лета…
И бессильны слова. И всегда неизменное
Безголосье небес . И снегов чистота,

Молчаливо идущих к земле на заклание,
Где, не чуя беды, опадают легко -
В этом белом бреду, в хаотичном порхании
Онемевшей воды скрыты драмы веков...

Отболевшие вести , слепые отметины…
Сколько горьких планид пережито сполна ? -
Никому не известно, лишь время - свидетелем,
У которого нет ни покрышки , ни дна.
*****************************

Первый выход

Штудирует зимний язык
Под окнами первая вьюга,
Не сразу даются азы -
Со зла завывает зверюгой
И тут же, поникнув, падёт
Под ноги поспешных прохожих…
Как в зеркало , в глянцевый лёд
Глядится – насколько пригожа
Для пробного выхода в свет,
Для статуса вещей сивиллы,
В нелепом своём щегольстве
Теряя последние силы,
Но, спеси надменной полна,
Считает пройдённые метры,
Не ведая то, что она -
Ничто без мятежного ветра.
************
Аритмия

Неприлично пялит зенки
Ночь в тревожное окно.
Сон смятенный ставлю к стенке –
Досмотреть не суждено.
Сердце вынырнет и снова –
Рыбкой в чёрную дыру,
Пусть резвится, время - вдоволь,
Успокоится к утру.

Не старайся, добрый Отче,
Напоказ лукавить мне
И прикладываться молча
Ухом к левой стороне -
Все мы к небу с пиететом
( Жизнь кургуза и смешна ),
Помним пращуров отпетых,
Кто вспылил и чья вина…

Выйдет время - счётчик щёлкнет,
Не пропустит, ясен пень...
А зима бузит в посёлке -
Шапки снега набекрень…
Чей-то ангел сердобольный
Пролетает надо мной,
И потёмками довольный
Шнырит ветер низовой...
***

Зима ещё слаба...

Зима ещё слаба. На ветках лёгкий иней…
Невнятный лепет слов , набившихся в строку.
Год сокращает путь. Душа на карантине .
И память шелестит, подобно сквозняку.

Нерасторопный бог напутал в судьбах что-то -
Меж нами рой снегов и заросли дождей…
У времени свои неврозы, песни, счёты,
Не сговориться с ним - известный лиходей...

А день сужает взгляд. Преддверие заката.
До клейкого листка ещё полсотни вьюг.
Сойдёт с календаря очередная дата
И медленная ночь потянется к жилью.
***
Предупреждение

Зря стреляла  глазами, итог – "молоко"…
Не твоё, не судьба для мамзели -
Иль  росточком не вышла, иль  мелкий окоп,
Из которого била по цели.
                              
Слов порожних   ручьи, реки скрытых  камней,
Океаны  размешанной   соли…
Что же ты до сих пор  на   холодной   волне
Ожидаешь  Гольфстрима… доколе?

Не твоё, не судьба -  у чужого тепла
Лишь  слепым да  убогим    тереться…
Что касаемо стрельбища - ты  не  Каплан,
Чтоб на мушку вылавливать сердце.

Ветер веет года – он и груб, и бесстыж,
Потакает   любым    проходимцам…
И  затянется  маковый сон,   и  проспишь
Настоящую цену  мизинца.   

Жизнь во всём хороша, только век у неё
С гулькин нос и к финалу – морозна.
Новым зреньем  своим  обведёшь  бытиё,
Станешь  Гуру   молиться ,   да  поздно…
***
И снег летит с небес...

Накинув на себя морозные меха ,
Покорно тополя ждут выхода метели.
Глухая тишина. Отсутствие греха
И ледяной батист нетронутой постели.

Прижимиста зима, её скупой посыл -
Зачитанный словарь и анемия слова…
В режиме скуки - ночь и памяти послы
Перебирают все архивы из былого,

Где ворошатся дни с бедой накоротке,
В их сумраке больном душе скитаться слепо,
Но оживает ямб, топорщится в строке,
Готовый подобрать любые крохи света,

И ты уже строчишь, пришельцев распугав,
Пуская в свежий стих мятежные осадки:
На радость ноябрю срывается пурга
И снег летит с небес без права на посадку…
***
Графика грусти

"Жизнь- она, получается, сзади..." Г. Русаков

Чёрно-белый набросок текущего дня –
Неприкрытая графика грусти.
Щуплый ветер ленив и, едва семеня,
Вяло тянется по захолустью.
Сухотелые ветки топорщит ветла
Возбуждённо из вороха снега,
Словно что-то молила своё и смогла
Докричаться до вещего неба.
День смещается к западу – вечный маршрут
По накатанной и без компа'са...
Компенсируем в доме зимы неуют -
Бывших лет приоткроем запасы.
Будем прожитым души свои бередить,
Где когда-то от взглядов хмелели,
Обмирали от сладкого порха в груди
И лицом зарывались в колени...
И по прошлым тропинкам пройдёмся стократ,
Долговременной памяти ради...
Впереди - холода, не один снегопад,
А вот жизнь, получается, сзади.
С другой стороны
***

Стылый холод. Кудрявится иней.
Морок зимний. В душе - нищета….
Проговаривал некогда Плиний:
«Надо взвешивать дни – не считать».
Кабы русскую стужу - да к Риму,
Воздержался бы Гай от словес -
В наши долгие лютые зимы
Время - только на счёт, не на вес.
На полгода - пронзительный зюсман,
Воздух горло дерёт, как имбирь…
Дни считают до первого плюса
Колыма, Приамурье, Сибирь…
Гололёды, метели… при этом
Не откажешь зиме в красоте,
И восторги ей дарят поэты
По врождённой своей доброте.

Утром

Хлопнешь дверью в крахмальное утро -
Рухнет под ноги выпавший снег,
До калитки пробьёшь первопуток,
И останешься наедине
С ноябрём, наполнявшим пространство
Ожиданием смысла зимы,
А село в белоснежном убранстве
Тянет к небу густые дымы…
Звякнет дужкой ведро у колодца,
Жар печей приподнимет хлеба…
Словно птаха в горсти, ворохнётся
И напомнит о жизни судьба,
У которой испытаны годы
На соблазны, на скорбь, на измор,
На негаданный выпад свободы
Ярым скептикам наперекор…
У которой любви - до озноба,
Благодати земной - выше крыш,
Свет смиренный и воздух особый,
И заснеженный местный париж…
***
Смятение снега

У грядущей зимы нелады:
Снегопад ноября несуразен -
Огрузнев от тяжёлой воды,
Лихорадочно рушится наземь...
Не успев оглянуться вокруг,
Снег поспешно штрихует пространство,
Слепо мечется вскользь по двору,
И вот-вот зазвучит ассонансом…
Понимая, что это курьёз -
Столкновенье с дождём очумелым,
Мокрой смуты стыдится до слёз
И пытается сгинуть в пробелах -
Меж упругих стеблей дождевых
Затеряться в иной ипостаси,
Под покров облетевшей листвы
Талой тенью сойти восвояси
И томиться в тоске, ожидать
Ледяного дыханья сезона,
Где он может к земле припадать
И над нею летать облегчённо…
***
Ух, ты, снег пошёл!



Сколько снега с утра - этой прорвы небесной !
Машет дворник весь день понапрасну метлой,
Хлопьев лёгких игра над посёлком белесым,
Ни авто, ни людей, только пёс удалой

Службу чётко несёт, другу близкому верен,
Наблюдая за тем, как по снежной кайме
Над притихшим двором поднимается время
Молодым ноябрём к предстоящей зиме…

Пока ещё...



Пока мороз не обнулил
Остатки осени ненастной,
Пока ещё тепло земли
Бесповоротно  не погасло,
Впадая в ересь ноября,
В его иной подход к природе,
С повадкой явной  дикаря,
Дождь без оглядки  колобродит –
Бродяге вольному  страшны
Застои зимнего абзаца  -
В ногах у клёнов до весны  
Порошей белой прессоваться...
Мельчает, яростно пыхтит
И, превращаясь тут же  в хлопья,
Соображает - не уйти
Ему от участи холопьей...
Неясной   силою влеком,
Плачевно   тонет в снежной каше
И проявляется  пятном
На окружающем  пейзаже.
***
Предзимье



Окраина. Утро. Безлюдный покой.
Рассвет по проулку крадётся,
Туман загустевший висит над рекой,
Где возится сонное солнце,
Едва пробивая ведущим лучом
Навылет седую завесу.
Кухтою оброс молодой лознячок,
Вразбег убегающий к лесу,
С надеждой, что там под защитой берёз
И ёлок спасётся от стужи.
Осколками страз в колее от колёс
Мерцают стеклянные лужи...
Молчанье в округе, лишь стайка щеглов
На птичьем своём суесловит -
Приблизилось время притихших ветров,
Раздумий и медленной крови.
Канун холодов, но без грусти душа,
Ей божьи посылы понятны -
В любом измерении жизнь хороша,
Поскольку она безвозратна.
***
Из октябрьской тетради



У октября последняя декада -
Спешит умы засеять декадансом,
Сентиментален…после снегопада   
Отставку завершить готов  авансом:
Зима на этот раз неэкономна,
Устроила  досрочно  показуху,
Вся сельская  округа монохромна,
Накрыта с головой  лебяжьим пухом.

Просторный ветер носится галопом,                                              
Знобит  перелицованное небо,
Чернеют  швы избегавшихся  тропок,
Наложенные   спешно  с первым снегом,
А  день  пронизан  сущностью  глубинной,
Каким-то  непривычно  тихим   светом,
И стылые кровинки у рябины -
Как  выболевший  сон  былого лета…
***

Время кружится

Сезонные смены. Ночные ознобы.
Безмолвие мается каменным словом.
Капризна судьба - малохольной особой
Оплакивать каждую веху готова.
Ничто не меняется в сонме столетий,
Грядущее слепо - кромешная темень,
И время кружится, пуская на ветер
Со зрелых полей опушённое семя,

Пуская на ветер линялые годы,
Свободу с утраченным вкусом и цветом,
Пустые полотна химер сумасбродных
И я начинаю дивиться при этом
Стремительной скорости времяворота,
На жизнь напряжённо смотреть – задалась ли,
Казалось - глупышка ещё, желторота,
Давно ли обсохла, покинула ясли…

Однако, давно...и нисходит на убыль
Всё то, что всегда беспокоило душу.
Стучит по карнизу нахально и грубо
Распущенный ветер. Сгущается стужа.
Увы, не поспоришь со временем властным,
Но как не являлась бы суть переменных,
Пока стих тревожит - я к жизни причастна,
А всё остальное – сезонные смены.
***
Ночная гостья

Луна розовеет в окне,
Как бога куриного дырочка,
И нет этой ночи длинней,
И некого кликнуть на выручку,
Одна титанида бодра,
Стучится: « Открой, Мнемозина я»…
И водит, и водит стократ
Меня по пространству равнинному,
По старой заросшей стезе,
И, память тревожа бессонную,
По белой ведёт полосе,
Потом переходит на чёрную…
Скупые узоры судьбы ,
Сквозных архетипов отметины,
Мелькают пикеты, столбы,
Фрагменты былого столетия .
По холмикам - годы без дат
Зияют глухими пробелами,
Блуждает ( зачем? невдогад )
Меж ними душа оробелая...
Но вот уже пятится мгла
И с гостьей закончены прения,
Прогулка почти удалась
По праху отжившего времени.
К утру исчезает бедлам,
Лежим притомившейся парочкой
И сон опускается к нам
Небесной спасительной бабочкой.
***
Посещение



Приеду с рассветом ( позволю каприз)
В родное село из бревенчатых изб -

Здесь хлебные запахи воздух пьянят,
И утро в туманной одёжке до пят

Неспешно гуляет по низким дворам.
Собаки не брешут и спит детвора.

Из дома соседнего выглянет дед,
Узнав, прокартавит : «Тамарка, привет !».

В печурке огонь разведу, не спеша,
И нежностью долгой зайдётся душа.

Из вызванной памяти выйдет денёк,
Где дом полон смеха и жив мой сынок...

Не знаю, чем жизнь отмеряешь, Господь -
Одним - до отказа , другим - на щепоть ,

Но верится - истину небо таит
И там не обижены дети твои.
...
Пожалуй, ещё занести надо дров -
За окнами время холодных ветров.
***
Борей

И вновь октябрь... Дышат батареи,
Наполнив жаром лёгкие стальные .
Подходит время тешиться Борею,
Ему за радость вольная стихия -
В стране огромной есть где разгуляться,
Опробовать протяжным воем горло,
Сто лет назад, валандаясь по плацу,
Он также надрывался и проворно
Подталкивал толпу к земному раю
И в кунаки лез к бунтарям с охотой,
По дурости своей не понимая,
Что за возня у них в бетонных сотах.
Нет дела до людей , но беспардонно
Болтался повсеместно для забавы.
С натурой резкой и во время оно
Не отличался сдержанностью нрава,
И нынче, угрожая, зубоскалит,
Размахивая яростно хвостищем,
И вспоминает, как морозил кралю -
Мятежную Россию в сапожищах...
Но слаб верзила , даром что храбрится -
Глобальным потеплением сконфужен,
И с нетерпеньем ждёт свою сестрицу
С её снегами и промозглой стужей.
***

Не ко двору


Мотает ветер тополя,
Макая кроны в синьку,
Дежурный ворон , отлетав,  
Готов зайти в пике...
Бесстрастно время-верхогляд
Стекает под сурдинку
И бледный день, как сирота,  
Дрожит на сквозняке.

Погода вновь не ко двору –
Она во власти паник,
Не умолкает птичий грай
И прошлое дымит,
Сбивая  пресную   хандру,  
Выгуливаешь  память ,
Ей  только повод  подавай -  
И небом  не корми:

В раскрое выболевших  дат
Найдёт  того, кто любый,
Где  расстояние  к нему  -  
Столетий пять  ходьбы…
И что-то шепчет   невпопад,  
Не размыкая губы,
Беззлобный   ветер-баламут ,
Уставший от гульбы.                  
***
Тамара Воронцова, 2017

Примирение

В те времена , когда совдеп ещё набирал обороты,
Я ходила пешком под стол, колыбельные куклам пела…
В четырнадцать – сменила на туфли надоевшие боты
И через три зимы окончательно повзрослела.

Явилась к товарищам со спесью строптивой бабёнки,
Убеждённая в том, что знаю ответы на все вопросы,
Но была подстрижена империей под одну гребёнку,
А гонор мой живо сбили партийные боссы.

И зажила как все… приветствовала первомаи,
Копала картошку совхозам перед началом учёбы,
Не верила Богу, а он знал, что проблем нахватаю,
И, похоже, за мной всегда присматривал в оба :

Когда подошла к вечности непозволительно близко,
Следил, чтобы не дрогнула рука хирурга,
Его беспокоили действия врача-минималиста,
А меня – не испортилась бы от шрама фигурка.

Не зная, чем отвлечь от пустых размышлений дурёху,
На всякий случай привёл меня к Эпикуру…
И, когда рухнула социалистическая эпоха,
Примирение с жизнью помогло пережить самодуров.

Теперь у нас иное время и страна совершенно другая,
Судьба уже серебрится – ей более полувека,
Творец по-прежнему рядом и помогает
При любом раскладе оставаться мне человеком.

Он иногда незаметно присутствует в моих стихах,
Тогда от Слова светлеют у читателей лица,
В такие моменты кажется, что жизнь не так уж плоха,
Что не всё бессмысленно в мире и стоило в нём родиться.

Тамара Воронцова, 2017
***
Под утро

Туман дымится поутру,
Слезится влажное окошко...
Сон досмотреть ещё немножко,
Но ты включаешься в игру :
Изгибы сонных рук и губ
Ещё таят блаженство неги,
И выдают движеньем веки
Твоё волнение…и вдруг –
Хмельной не выдержишь искус,
Желанье выпустив из плена,
Бруснички ловишь вожделенно
И жадно пробуешь на вкус,
И отстранишься ... и томишь,
Едва касаясь чуткой кожи,
Уже качают волны ложе,
От стона вздрагивает тишь,
И шёпот сбит разрядом гроз...
Прилив захлёстывает слово,
И нет ни комнаты , ни крова,
И мы летаем между звёзд !
***
Чалдоны

Сентябрь тлеет, как папироска,
Бессонной ночью над мокрой крышей…
Наш тихий угол страны громоздкой
Посулы божьи давно не слышит,
Не свыкся с ролью осла с морковкой,
Не жаждет манны небесной, зная -
Отправят души из сортировки
Не дальше ада, не ближе рая…
Засим без жалоб и без стенаний
Живёт сурово и не приемлет
Глумёж над краем и в рог бараний
Согнёт , желавших поганить землю,
С которой ближе он год от года,
Внимая духу далёких предков -
Переселенцев донского рода,
Упрямых, гордых и волей крепких…
Но кто оценит простых чалдонов
Из тьмы сибирской, из желтопупых -
Для всех живущих - бесцеремонно
Сквозное время, кичиться глупо.
Бесстрастна вечность и отрешённа -
Сомнёт эпоху и  не вернуться…

Ночь догорает... окно – иконой,
И месяц в небе смурной и куцый…
***
Штрихи февраля

Слабеет февраль – отбузил, отметелил
И сдаться готов,
Катается солнце по белой фланели
Обильных снегов,
Пернатая мелочь явлению рада,
Подвижна, как ртуть.
Сгущается небо над графикой сада,
Желанье – нырнуть,
Сбивая нещадно природы законы ,
В  его синеву
И там удивляться  всему восхищённо:
Летаю, живу!
Смещение сердца  и радостный выдох
Бессмысленных мук,
Легко и просторно, и хочется  выдать
Из будничных смут
Всё то, что скрывала душа от  сторонних
Назойливых глаз,
Что главный Смотритель  судьбы  проворонил
Неправедных нас.
Пока же - сонливое   утро в миноре,
Быть вьюжной гульбе...
И тянет от этой разбуженной хвори                                                  
К теплу… и  к тебе.

Назад к содержимому